Мы В Контакте

Поддержите сайт: кликните

Поддержите проект

Исторические записки

НАТАЛЬЯ ВАСИЛЬЕВА. СКВОЗЬ ВРЕМЕНА И РАССТОЯНИЯ Из истории деревни Митино Смоленской области

Из журнала Юный краевед № 5 2013. 

Наталья ВАСИЛЬЕВА, ученица 8 «A» класса МБОУ СОШ № 13 им. Э.Д. Балтина, г. Смоленск
Руководитель: СВИРИНА Наталья Александровна, учитель МБОУ СОШ № 13, им. Э.Д. Балтина, г. Смоленск
«Margot Reimann kennt Russland aus dunkler Zeit, aus den Tagen des Krieges. Zwei Jahre verbrachte sie dort, und ihre Hilfe soll dem Dorf zu gute kommen, in dem sie fast das ganze Jahr 1943 erlebte. Das Problem von Margot Reimann: bis lang konnte sie “ihr” Dorf noch nicht aus findig machen».
Это отрывок из статьи, напечатанной в немецкой газете, копию которой я нашла на чердаке у бабушки. Так как в школе я учу немецкий язык, то смогла перевести статью и узнать, что в ней рассказывается о том, как бывшая медсестра Красного Креста Маргот Райманн пытается найти деревню Преображенское, в которой провела около года во время Второй мировой войны. Далее в статье говорилось о том, что Маргот была мобилизована в немецкую армию в начале 1942 года. Так как по профессии она была медсестра, её призвали по линии Красного Креста.  Маргот очень надеялась, что её отправят в Африку, но услышала страшные для любого немца слова: Восточный фронт. В начале 1943 года Маргот Райманн прибыла в деревню Преображенское, на Днепре. В деревне сохранилось здание дворянской усадьбы (Маргот называет его замком), в этом здании размещался

дом отдыха для немецких солдат. Там она и служила.
В конце 80-х годов прошлого века, когда в СССР наступил кризис, прокатилась большая волна пожертвований из-за границы, так называемая «гуманитарная помощь». Маргот Райманн тоже решила помочь жителям деревни, в которой она провела более года и о которой у неё остались самые тёплые воспоминания, несмотря на военное время. Самым сложным оказалось найти ту деревню. Она обращалась в посольство Германии, посольство СССР и другие организации, но всё тщетно.
У Маргот даже было предчувствие, что война могла разрушить эту деревеньку. Статья заканчивалась тем, что Маргот всё ещё в поисках Преображенского. И не теряет надежды. Что заставило её спустя 45 лет  (статья была написана в 1988 году) искать эту деревню? Она сама говорит об этом в беседе с немецким журналистом коротко: «Любовь к людям и желание примирения» Зная фамилию журналиста, написавшего статью, я смогла найти название газеты, в которой она была напечатана: «Allgemeine Zeitung». Я написала письмо в эту газету с просьбой дать сведения о Михаэле Бермайтингере, журналисте, написавшем в 1988 году статью о Маргот Райманн, и отправила свое письмо через Интернет. К сожалению, ответ я пока не получила, зато в Интернете нашла список журналистов, работающих в газете «Allgemeine Zeitung», среди них есть и Михаэль. Также я связалась с бывшей выпускницей нашей школы Анной Алейник, которая после окончания филологического факультета Смоленского государственного университета проходит стажировку в Германии. Она пообещала попытаться разыскать героиню этой статьи или её родственников через немецкие газеты.

Моя бабушка живёт в деревне Митино. А в статье, хранившейся на бабушкином чердаке, рассказывалось о деревне Преображенское. Так какая же связь между этими деревнями? Я решила расспросить жителей Митино, знают ли они что-нибудь о деревне Преображенское? И я узнала, что, оказывается, наша деревня Митино раньше называлась «село Преображенское». Одна из местных жительниц, Валентина Дмитриевна
Глудина (Изотова), 1923 года рождения, очень меня удивила, когда я рассказала ей про статью и показала снимки из газеты. Оказывается,
Маргот все-таки нашла нашу деревню. В 1988 году она была здесь, привозила гуманитарную помощь, и женщины узнали друг друга. Маргот ходила по деревне от дома к дому и раздавала жителям одежду, ткани, постельное бельё, катушки с нитками, консервы, конфеты, шерсть. К сожалению, из местных жителей, проживавших в Митино во время Великой Отечественной войны, осталось всего 3 человека. Валентина Дмитриевна рассказала о том, как они жили во время оккупации. К моему большому удивлению, я узнала, что немцы местное  население не обижали. Не ругались, даже ходили в клуб на танцы, просили девушек петь русские народные песни. Особенно запомнился Валентине Дмитриевне один молодой солдат, который всегда угощал девушек чем-то вкусным. Он рассказывал, что у него отец немец, а мать русская. И когда он был маленьким, мать всегда пела ему русские песни, поэтому он их так любил. Также Валентина Дмитриевна вспомнила, что летом 1943 года её подруга выходила замуж, и на этой свадьбе присутствовали Маргот Райманн и её подруги из дома отдыха. Подтверждение этому я нашла в статье, которую перевела. Маргот вспоминает, что «в августе она были приглашена на сельскую свадьбу».

Когда я показала фото из газеты с изображением красивого двухэтажного здания, похожего на замок, Валентина Дмитриевна Глудина сказала, что на фотографии изображён бывший господский дом, в котором и был устроен во время войны дом отдыха для немецких солдат. До Великой Отечественной войны в этом доме располагался дом отдыха для жителей Смоленщины. Причём этот дом отдыха считался очень хорошим, и путёвки туда были бесплатные. Многие жители окрестных деревень работали в этом доме отдыха. Его разбомбила наша авиация, когда

освобождали Смоленщину от немцев. Задели и часть церкви. Местные жители говорят, что под домом отдыха остались подвалы, в которые
никто не спускался. Если постучать в некоторых местах оставшегося фундамента, то слышно эхо. Как будто там пустота.
Валентина Дмитриевна рассказала, что рядом с домом отдыха находилась церковь. До войны церковь была не действующая, там располагалась сыроварня. А когда началась война, решили её открыть и возобновить службы. Поэтому во время войны в церковь собирали по окрестным

деревням иконы. Во время оккупации в церковь на службу ходили не только местные жители, но и немцы.
Видимо, замаливали свои грехи: «Помолятся и идут воевать дальше», — говорила Валентина Дмитриевна.
2017-10-17_11-17-28Я исследовала те места, где находились барский дом и церковь. На данный момент от церкви, которая была построена в 1795 году [2, с. 176], остались только руины из красного кирпича. А от господского дома и вовсе только фундамент, весь заросший мхом и травой.
Когда я беседовала с ещё одной местной жительницей, Ниной Васильевной Беспаловой, 1925 года рождения, она рассказала мне, что отлично помнит Маргот Рейманн. Она очень хорошо говорила по-русски, поэтому назвалась русским именем — Евгения Осиповна. Она выдавала себя за русскую, так как боялась, что её могут убить партизаны, а местные жители говорили, что бояться ей нечего, так как она сделала много хорошего для них. Например, Нина Васильевна вспомнила, что однажды, в Мальцевской школе, которая находилась рядом с селом Преображенское, началась эпидемия тифа. Болели не только дети, но и члены их семей. Тогда немцы приняли решение собрать всех больных и сжечь их, чтобы не допустить распространения эпидемии. Когда они шли в школу, чтобы собрать всех больных, на пути им встретилась Маргот и остановила их, сказав, что
сможет вылечить всех заболевших. «Не знаю, как она смогла уговорить немцев не делать этого, но если бы не она, то не было бы ни меня, ни моей

семьи, ведь мы тоже были в числе заболевших», — сказала Нина Васильевна. А ещё как-то раз брат Нины Васильевны случайно разбил одному
немцу часы. И тот хотел убить его и его семью. Он загрузил Нину Васильевну и её брата в машину, а их мать побежала просить помощь у
Маргот. Та поговорила с ними по-немецки и спасла их. С тех пор семья Нины Васильевны сдружилась с Евгенией Осиповной — Маргот.
Нина Васильевна вспомнила, что, когда Маргот приезжала в 1988 году, она останавливалась у Нины Гусевой, с которой дружила ещё во время войны (Нина Гусева умерла, и родных у неё не осталось). Приезжала бывшая медсестра не одна, с ней было несколько человек, приезжали
на газели. Она рассказывала, что детей у неё нет, но есть какие-то родственники.
Интересна ещё одна история. Примерно в 1943 году мать Нины Васильевны спасла нашу разведчицу. Их дом стоял на краю деревни, и однажды ночью в их дом постучали. Это была русская разведчица, которой надо было перейти через линию фронта, проблема была в том, что она была одета в русскую военную форму. Мать Нины Васильевны переодела её в свою одежду, накормила и указала дорогу. Уходя, разведчица сказала: «Если останусь жива, я вас не забуду». «Но больше она не появилась, скорее всего, погибла. Я думаю, если бы она была жива, она бы нас обязательно нашла».
2017-10-17_11-12-20
В апреле 2012 года мы с мамой отправили запрос в областное государственное казенное учреждение «Государственный архив Смоленской области» с просьбой прислать нам ксерокопии имеющихся у них материалов из истории села Преображенского. И в мае 2012 года я получила ответ и ксерокопии материалов из следующих книг: «Смоленские усадьбы» (авторы А.Б. Чижков и Н.Г. Гурская) и «Четыре века смоленских усадеб» (авторы Л.А. Верховская и Н.В. Деверилина). Из этих материалов я узнала, что наша деревня Митино за свою историю имела несколько названий: Устье, Преображенское, Митино. В книге «Четыре века смоленских усадеб», изданной в 2011 году [2, с. 201], я нашла снимок с подписью: «Дом в Преображенском. Публикуется впервые. Смоленский музей-заповедник». А в немецкой газете, вышедшей в 1988 году, тоже напечатан снимок этого дома, который сделала Маргот в 1943 году. Нет сомнения, что это один и тот же дом, а значит, история, рассказанная Маргот, не выдумка.

В процессе поиска информации я была поражена тем, в каких исторических местах я живу! Оказывается, церковь, остатки которой сохранились, построил Григорий Алексеевич Каховский, отец декабриста Петра Григорьевича Каховского, в 1795 году, когда приобрёл имение.
По некоторым данным, его сын, Пётр Григорьевич Каховский, убивший генерала Милорадовича и командира лейб-гвардии Гренадерского полка Стюрлера, родился именно  в селе Преображенском. А дочь одного из последующих владельцев Преображенского, полковника Соколовского, Фёкла Александровна, стала бабушкой знаменитого композитора Михаила Ивановича Глинки. Очень много интересных исторических фактов открылось мне в ходе этой работы. А началось всё с простого газетного листка, найденного при расчистке чердака. Моя работа будет продолжена.

Хочется побольше узнать и о бывших владельцах барской усадьбы в Митино (Преображенском) и о дальнейшей судьбе Маргот Райманн.
Сохранили ли её потомки то тёплое чувство, которое испытывала она к небольшой деревеньке и к её жителям? Ведь что-то же заставляло её
искать свою Прио (так она называла деревню Преображенское несколько лет), потом собрать гуманитарную помощь для  её жителей
самой привезти её сюда, на Смоленщину… А ведь в 1988 году ей было почти 80 лет!
Мне кажется, что если люди будут признавать и осознавать свои ошибки, пытаться их загладить, как это сделала Маргот Райманн, то не будет
войн и наступит Великая эра милосердия…

Преображенская церковь в деревне Митино, Смоленский район

В деревне Митино, что недалеко от туркомплекса «Соколья гора», есть интересные руины, а именно Преображенская церковь.
Построена в 1795 г. в стиле классицизм, сильно пострадала во время Великой Отечественной Войны; около неё были захоронения Соколовских.

Фото сделаны в июле 2017 года, в некоторых местах ещё осталась лепнина.

О нашей церкви

Храм устроен в 1795 г., каменный, теплый. Престол один — в честь Преображения Господня. Земли церковной 39 дес., в том числе: усадебной 3 дес., пахотной 10 дес., сенокосной 4 дес. и 22 дес. под кустарником. Прихожан 662 души муж. пола и 686 жен. пола, расстояние селений от церкви 1-8 верст.

Церковный капитал 1125 руб., капитала причтового 1235 руб. Причт живет в собственных домах, жалование священник получает 114 руб. и псаломщик 36 руб. Священник Николай Васильевич Синявский, священник с 1887 г., на настоящем месте с 1892 г. Псаломщик Василий Семенович Четыркин, псаломщик с 1893 г., на настоящем месте с 1894 г. В селе школа земская, законоучитель священник, учащ. 51 чел. От гор. Смоленска в 12 верстах.

«Адрес-календарь Смоленской епархии с историческими и церковно-практическими указаниями», г. Смоленск. Паровая типо-лит. Я.Н. Подземского, 1897 г.

15034_20100820_125705

 

Смоленщина, которую мы не знаем (О здании имения Щербатовых)

Преображенское (ныне — деревня Митино Смоленского района)

14_3Так выглядел один из самых красивых дворцов Смоленского уезда с 27 комнатами, каждая из которых была расписана и украшена гипсовыми статуями. До 1917 года имением владела княгиня Щербатова.

«Не секрет, что многие помещики после революции не захотели покидать свои имения. Если жить в них не удавалось, они находили места при школах, больницах, там, где были востребованы грамотные специалисты, — рассказывает кандидат исторических наук, преподаватель Смоленского государственного университета Демьян Валуев. – В Преображенском вообще был санаторий, так называемое «дворянское гнездо». Главный врач – бывший меньшевик. Среди тех, кто там трудился, было немало помещиков. Они держались за свои места и вели борьбу с представителями власти. Например, в Преображенском санатории заведующий выгнал трех секретарей партячейки, добивавшихся чистки учреждения от белогвардейцев и помещиков».

«Операция» по отлучению от власти инакомыслящих, видимо, прошла успешно. В 1927 году «Рабочий путь» сообщал о тихой и мирной жизни в санатории: «Верстах в 5-6 от станции Колодня среди живописной гористой местности стоит громадный дом с колоннами екатерининских времен. Вокруг дома разбит парк из вековых лип и дубов, внизу под горой небольшая речка. Из окон дома открывается великолепный вид на десятки верст… Теперь в бывшем княжеском доме размещается санаторий для слабогрудых и туберкулезных детей рабочих, крестьян и служащих. Их больше сорока, этих новых хозяев дома, а ухаживает за ними двадцать один человек. С утра до вечера раздается в доме веселый крик детишек. Живется им хорошо. И уход, и питание, и одежда – всем они довольны. По праздникам с раннего утра детский цыплятник начинает волноваться – приедут ли родители? В Преображенское посылают детей возрастом от 5 до 16 лет на срок от трех до четырех месяцев, но если очень слаб и плохо поправляется, то оставляют и до восьми месяцев. За время своего пребывания в санатории дети прибавляют в весе от десяти до тридцати фунтов… Со стен, где раньше в золотых рамах висели портреты титулованных особ, теперь смотрят незатейливые произведения творчества пролетарских детей».

Увы, при каких обстоятельствах разрушен дворец, нам узнать так и не удалось…

От подписчика. Рубрика «Чтобы помнили».

r94qgYS8J0AОт подписчика. Рубрика «Чтобы помнили».
Ковальков Григорий Михеевич, родился 27. 01.1905 года в деревне Черноручье, в 2,5 км. от д. Митино. Участник присоединения Бессарабии и Западной Белоруссии в 1939 году, участник войны с Финляндией в 1940 году, участник ВОВ, награждён: медалью «За оборону Москвы», «За отвагу», «За победу над Германией». Умер 1972 году, похоронен на кладбище Жлова гора у станции Волчейка.

 

О Соколовских (владельцах Митино (Преображенское)

Павел Егорович Соколовский и его сын от первого брака Николай Павлович Соколовский. Вторая жена Павла Егоровича — Анна Андреевна Реад (Андрей Реад — губернский предводитель дворянства в 1803-1804 годах) .

1.Из мира Божественной тайны (К двухсотлетию кончины святителя Митрофана)
В старых рукописях, в которых одно время довелось мне рыться, в поисках святых воспоминаний о великом молитвеннике за грешную Русскую Землю, преподобном Серафиме Саровском, я нашел один документ величайшей важности для православно-христианских упований.
Документ этот — письмо некой генеральши Ефимович к рославльскому помещику Михаилу Николаевичу Семичеву. Письмо это помечено октябрем 1834 года и касается оно благодатных чудес святителя Митрофана, со времени святой кончины которого двадцать третьего ноября 1903 года исполнилось ровно двести лет.
Привожу это письмо в подлиннике.
I
Любезнейший братец! Спешу сообщить вам существеннейшее событие в жизни нашей. Какие чудотворения милосердия Божия явлены нам! Какой явной благодати удостоены добродетельные Соколовские!
У них в селе Преображенском было сие святое событие.
Дочь Василия Азанчевского воспитывалась в Смольном монастыре и десять лет была одержима ужаснейшими болезнями: у нее были припадки беснования; была слепота на один глаз и имела ногу изболевшую. Обе монархини — покойная и нынешняя* — приложили о ней многомилостивейшие попечения, но все искусство докторов было бессильно и для нее бесполезно, и она оставалась в лазарете безнадежных. Там удостоилась она видеть во сне три раза святителя Митрофана, который, явившись в последний раз, исцелил ей ногу. Она проснулась, попробовала булавкой онемевшее место, с восторгом почувствовала боль и могла, с помощью ленты, ступить на ногу и ходить. Но она не решилась тогда исполнить приказание угодника объявить сие чудотворение, боясь неверия своих подруг.
______________________
* Мария Феодоровна и Александра Феодоровна.
______________________
Год, как она отпущена из монастыря. Не имея матери, она в Москве просила родственницу свою свозить ее в Воронеж, но болезнь этой родственницы (ее уже нет ныне в живых) воспрепятствовала сему. Болящая Азанчевская крайне сему огорчилась и непременно пожелала, чтобы отвезли ее в Преображенское к Соколовским.
Добрая сестра, Анна Андреевна Соколовская, не щадя своего здоровья, берегла ее дни и ночи, но припадки ее становились так сильны, что во время их самые сильные мужчины не могли ее удерживать.
II
Десятого августа было начало чудотворений.
Дочь Соколовского, Елена Павловна Лыкошина, везла малолетнего сына в Смоленск к доктору и заночевала в своем имении, в шестидесяти верстах от Преображенского. Там она нашла одного своего слугу умершим, и в ту же ночь видит во сне, что он воскрес и говорит ей:
- Не удивляйся! Это ничего против тех чудес, какие ты увидишь в доме твоего отца. Спеши туда, как можно, к ночи.
Проснувшись в сильном волнении, она тотчас уехала к отцу, куда уже, оказалось, съехалось и много родных, сами не зная почему.
В десять часов вечера начались у болящей припадки сильнее прежних и продолжались до двенадцати часов ночи… Вдруг она воскликнула:
- Верую, святый угодник, верую! Но без ленты ходить не могу!..
Говорила отрывисто, как будто кому-то отвечала, а затем — опять:
- Верую! верую!..
С этими словами она вскочила и, кинувшись как бы к ногам угодника, целовала пол и как бы за кем читала молитвы…
Все были в таком волнении, что никто не собрался с силами за нею писать…
Потом болящая села и говорила:
- Не могу открыть глаз — уже десять лет закрыт… Верую, верую! — и кинулась к ногам угодника; затем наклонилась, как бы, под Евангелие, подходила под благословение; раскрыла грудь, на коей была рана и в которую еще утром Анна Андреевна вкладывала много корпии, и вдруг вскрикнула:
- Помазал, помазал!
Каково же было поражение всех предстоящих, когда увидели, что рана исчезла…
В четыре часа пополуночи она упала на кровать в сильной слабости и отдохнувши спросила:
- Видели ли вы угодника Божьего святого? Отвечали ей:
- Нет, мы недостойны видеть такой благодати. Она опять сказала:
- Он придет завтра и послезавтра… И другой был с ним Тихон Задонский; но я не могла его рассмотреть — так было от него светло. Он принимал Евангелие от святителя Митрофана.
Болящая передала слова, которые ей сказал святитель:
- Вот и я — на помощь твоих страданий! Я прислан от Бога исцелить тебя для прославления Его имени. Терпи, мужайся и не унывай духом. Много тебе будет искушений, а потом получишь исцеление, не будешь иметь никаких болезней, но будешь страдать за имя мое.
На это приветствие она ответила ему:
- Угодно тебе исцелить меня — я буду прославлять благодать, милость и имя твое; угодно тебе прекратить жизнь мою — я, на одре смерти лежащая, в изнеможении сил скажу: да будет воля твоя!
Потом она рассказывала, что святитель Митрофан выговаривал ей за то, что она не объявила никому в Смольном монастыре о происшедшем исцелении ее ноги, которое посему было приписано лечению лекарей. Она отвечала, как было выше сказано, что боялась неверия.
Угодник ответил:
- Кто не верит, пострадает более тебя…
III
В тот день — это было одиннадцатого августа — она получила исцеление глаза, ноги, и рана ее закрылась, но припадки к одиннадцатому часу стали еще сильнее, и она начала упрекать, что брат ее и Лыкошина не истинно верующие, что они хоть и верующие, но вера их пополам с любопытством, и что она оттого сильнее страждет.
В двенадцатом часу ночи явился ей святитель Митрофан. Опять было то же моление. Когда пришла в себя, сказала, что угодник объявил ей, что в следующую ночь он ей откроет жизнь, смерть и Царствие Небесное. К третьему часу ночи спросила себе чистое белье и сказала:
- Рубашка будет освящена нынешнюю ночь.
В десятом часу утра с нею были необыкновенные припадки, продолжавшиеся до трех часов дня.
Следующую ночь явился святитель Митрофан, открыл ей книгу ее жизни, в коей от самого ее детства вписаны все ее дела добрые и дурные, ее чувства и помышления. Потом он показал ей смерть. Она закричала:
- Как темно! — и с ужасом искала себе защиты у угодника и опять кричала: — Заступи, помоги, выведи! — и как бы оборонялась от кого-то.
В это время тело ее местами вспухало и покрывалось синими пятнами. Потом в трепете и исступлении воскликнула:
- Ах, как хорошо и светло!.. Господи! Ты очистил мою душу!
На ее лице был виден необыкновенный восторг… Потом, вдруг опечалившись, воскликнула:
- Для чего же мне еще здесь жить? Кому нужна жизнь моя?.. Да будет воля твоя, святый угодник!.. Молю тебя благословить всех, кого я назову.
И стала называть с расстановкой, как бы давая угоднику повторять имена всех предстоящих, многих отсутствующих и всех православных христиан.
Тут все с воплем кинулись под ее руки, которые она держала так, как бы получала благословение. А она все время явления хватала Анну Андреевну Соколовскую: видно было, что ей хотелось подвинуть ее к угоднику.
Потом святитель Митрофан помазал ее миром. Она подставляла для помазания руки и ноги и отирала их рубашкой. После того как святитель возложил на ее голову руки, тогда она поспешно велела разбудить всех детей, говоря, что лишь их невинные уста должны прикоснуться к сему освященному месту.
По ее словам, святитель ей сказал так:
- Вступая в новую жизнь, старайся приобретать нетленные богатства: смирение, кротость, терпение, любовь и несомненную надежду на милосердие Творца, и да будет твоим путеводителем вера!
Пришедши в себя, она тотчас попросила везти себя в Смоленск к Божией Матери. Велела снять с себя рубашку, так как святитель сказал:
- Ты ею будешь исцелять больных. А затем сказал:
- Тебе явится Ангел-хранитель.
IV
Восемнадцатого числа, в сопровождении всех тогда бывших, поехали в Смоленск, без затруднения и помощи всходила и сходила по лестницам и несколько дней была совершенно здоровой, но часто задумчива, молчалива и сонлива.
Ровно за неделю до Покрова дня — в понедельник — она ослабла и, когда уснула, то вдруг стала ясновидящей: отвечала на мысли каждого, кто сидел дома в третьей комнате. Мучилась, если вдруг чувствовала, что кто-либо искушает каким-нибудь неверием. Говорила такие слова, каких никогда не умела говорить. Потом сказала:
- Не думайте, чтобы это я вам говорила. Нет! Я внушена Ангелом — он при мне. Вот он!.. А в самый день Покрова Пресвятой Богородицы, Пречистая покроет меня Своим святым омофором, и все предстоящие будут видеть эти чудеса.
Тут все в великой радости хотели послать к своим знакомым, но она не позволила, говоря:
- Довольно будет тех, кому нужно быть. Богу угодно избрать для прославления сих чудес Леонида, ректора Смоленского, Павла и Платона Егоровичей Соколовских и Платона Рачинскаго.
Эти дни в Смоленске больная была в отрадном положении — и дни, и ночи, и говорила:
- Ах, как бы я желала, чтобы вы все могли хотя минуту насладиться этим небесным сном, которым я теперь насладилась!.. Ах, как сладостно, как приятно!..
Она вставала поминутно, переходила из комнаты в комнату, потом опять засыпала и опять во сне начинала говорить. По всему было видно, что она желала освятить весь дом сопутствующим ей Ангелом, потому что переходила из комнаты в комнату по всему огромному дому.
Она чувствовала, ежели кто подъезжал к дому, и говорила:
- Вот еще едут верующие!
Непонятно, по какой причине съехалось шестьдесят человек, хотя никто не был извещен.
Когда кто входил с малою верою, она начинала страдать тоской и говорить с такой убедительностью, что каждый трепетал и приходил в должное чувство.
Иные боялись, чтобы она именно их грехов не обличила. Она чувствовала их мысли и говорила:
- Боятся иные (не говоря именно кто), чтобы я не объявила их грехов, а забывают, что Спаситель будет судить всех явно, а не тайно, и что сей страх означает совесть нечистую.
И в прекраснейших изречениях начала говорить, как мы должны очищать совесть нашу, подобно садовнику, очищающему сад от дурных растений: он не вдруг, но всякий день понемногу, их вырывает. Так и мы понемногу должны искоренять наши пороки.
Многие хотели записывать ее слова, но она не позволила, говоря, что эти слова должны быть у каждого в сердце, а не на бумаге…
Одна особа, приехав в тот дом, почувствовала такой неизъяснимый трепет, что не могла оставаться вместе со всеми и ушла в верхний этаж. Болящая, хотя и во сне, но явно сказала:
- Бедная! Она страдает, и я страдаю.
На другой день она почувствовала, что та молится Богу, и сказала:
- Погибающая душа скоро обратилась. Потом велела позвать ее к себе, стала над нею молиться, чтобы Бог обратил ее к добродетели, обняла ее нежно и начала говорить:
- Другие думают, что мы достойнее ее, а того не знают, что она была последняя, а теперь первая.
Затем обратилась к Соколовским и с восторгом говорила:
- Добрые души! Они не воображают, как часто Ангел записывает их добрые дела. Они вникли в положение Анны Андреевны Соколовской. Милая и кроткая! Душа ее страдает о сыне и молчит — до сих пор мне ничего не сказала, а он провинился и наказан. Но, слава Богу, что он имеет испытание это в молодых летах.
Сейчас не могу описать вам всех ее разговоров, но скажу о последнем важнейшем происшествии.
V
По возвращении обратно в дом Соколовских Ольга Васильевна (больная Азанчевская) начала говеть к будущему воскресенью, то есть к двадцать третьему числу, и в этот день удостоилась причаститься Святых Тайн.
В числе посетивших ее во время болезни был смоленского Авраамиева монастыря архимандрит Леонид, который приезжал двадцать пятого числа, а потом вторично посетил ее тридцатого числа, ночевал в доме и на Покров день после обедни уехал. Также был того же монастыря эконом из Болдина монастыря игумен Никодим, и она, сонная, рассказывала каждому о чудесном своем исцелении от угодника в таком точно порядке, как описано выше…
Можете себе представить, в каком находились все мы волнении в день Покрова Пресвятыя Богородицы!
Тридцатого к вечеру она стала слабеть и велела положить себя в спальне Анны Андреевны, на ее кровать; и тут начались страдания — тоска о неверующих; и так она металась, что боялись, как бы у нее не отвалилась голова. Многие не могли смотреть и вышли из комнаты, кроме Анны Андреевны Соколовской и Елизаветы Андреевны Храповицкой, которых она от себя не отпускала.
К девятому часу вечера опять все собрались около нее, но она так ослабела, что более походила на мертвую, чем на больную. Тут мы заметили, что она начинает вытягиваться, как при последних минутах жизни, с хрипотой в груди, и, наконец, видим непостижимые для человека чудеса: она поднимает руки вверх и так оставляет их в распростертом положении. Потом опускает ноги с постели и делает земной поклон, опуская голову до полу без помощи рук; потом привстает, и по движениям рук, которыми она обнажает грудь и спину протягиванием оных, равно и ног, мы заключаем, что она помазуется Царицей Небесной. При сих действиях говорит:
- Радуйся, Радосте наша! Покрый нас честным Твоим омофором.
Сие повторила два раза. Потом становится на ноги и от слабости падает на постель, а ноги ее уже мы должны были положить на постель при помощи других, близ стоявших. Затем мы увидали, что сложила руки, как будто для получения благословения. Тут она начала говорить имена всех родных, всех здесь присутствовавших, отсутствующих и всех христиан, верующих во имя Божие — и все это очень внятным языком… Потом, помолчав немного и все продолжая держать руки в том же положении, она сказала:
- Еще прикажешь?.. Не угодно?..
Приняла руки и положила их на грудь со словами:
- Да будет воля Твоя! Немного погодя она воскликнула:
- Свершилось, свершилось! — и с сими словами села на постель и уже в полном сознании сказала:
- Прославим единым сердцем и едиными устами чудеса Божий!
За сим начала с нами обниматься, а мы — ее поздравлять с благодатию исцеления…
Во все время происходившего мы все стояли на коленях в великом страхе и рыдали.
Исцеленная после этого осталась в постели. Сидя в постели, совершенно здоровая, спросила просфоры, а потом горячего чаю, который ей и подали. Она в этот день ничего не пила и не ела… В постели она оставалась до следующего дня.
В восьмом часу утра первого октября призван был священник отслужить благодарственный молебен и акафист Божией Матери. Затем она встала, и мы все пошли пешком — также и она с нами — в церковь, где отслушали Литургию и молебен угоднику Божьему Митрофану.
Теперь Ольга Васильевна совершенно здорова.

При исцелении были:
1) Архимандрит Авраамиева монастыря Леонид.
2) Поручик Александр Васильевич Азанчевский и сестры его. гвардии капитана дочери — девицы Анна и Екатерина.
3) Жена штаб-ротмистра Елена Павловна Лыкошина с малолетним сыном Николаем.
4) Живущая в доме Азанчевских из дворян девица Авдотья Семеновна Азанчевская.
5) Генерал-майор Иассон Семенович Храповицкий с женой, детьми, с живущей в их доме девицей Александрой Алексеевной Курашовой и гувернанткой Елизаветой Егоровной Доланд.
6) Полковник Василий Иванович Рачинский с братьями своими — Платоном, Иваном и сестрой Александрой.
7) Павел и Платон Егоровичи, и Анна Андреевна Соколовские и прочие, подробно в письме поименованные.»

Ольга Васильевна Азанчевская прожила долгую жизнь. Умерла 28 мая 1892 г. Ей было 80 лет. Ее мать — Ольга Николаевна урожд. Повало-Швейковская. Ольга Васильевна — от второго мужа Ольги Николаевны Азанчевского Василия Демьяновича. Первый муж — Безобразов Сергей Васильевич. Хочу установить отца Ольги Николаевны, из каких он Повало-Швейковских.

Санковский. Краткое описание церквей Смоленской епархии. Вып.1 Смоленск, 1897 год

Санковский. Краткое описание церквей Смоленской епархии. Вып.1 Смоленск, 1897 год
стр.66:
с.Преображенск.
храм устроен в 1795 г., каменный, теплый. Престол один — в честь Преображения Господня. Земли церковн.39 дес., в том числе: усадеб. — 3 д., пахат. — 10 д, сенок. — 4 д, и 22 под кустарн. Прихож.662 м.п. и 686 ж.п., разст.селений от церк. 1-8 вер. Церк.капит. 1125 р., капит.причт.1235 р.; причт жив.в собст.дом., жалов.священник получ.114 р., и псаломщик 36 р.
Священник Николай Вас.Синявский, 30 л., ок.курс сем.1887 г., священник с 1887 г., на наст. месте с 1892 г.
Псаломщик Василий Сем.Четыркин, 27 л., окон.курс реальн уч.псал. с 1893 г., на наст. месте с 1894 г.
В селе школа земская, законоуч.священник, учащ.51 ч.
От гор.Смоленска в 12 вер.Адрес: полуст Колодня, Моск.-Брест.ж.д.

Герб князей Щербатовых

Gerb_knyazey_Scherbatovykh

Чтобы помнили… Меркулов Василий Капитонович.

Меркулов Василий Капитонович.

Родился в 1922, г.Красноярск. Рядовой. Умер от ран, апрель 1943. Похоронен в с.Митино, могила № 13, Смоленский район Смоленской области.

В поисках деревни Преображенская

Портал Smolmitino.ru начинает цикл статей о том, что происходило в нашей деревне во время великой отечественной войны (1941-1945)

Smolmitino.ru благодарит за выход этих публикаций людей, которые добыли для нас эти материалы, а также переводчика Павла Мыльникова. Спасибо! без вашей помощи у нас ничего бы не получилось.

Первый материал из цикла — статья из немецкой газеты начала 90х годов о немке, которая много лет безуспешно искала деревню Преображенская, не догадываясь о том, что со времен войны она могла сменить название.

Бывшая сестра германского отделения Красного Креста хочет помочь

Читать далее