Мы В Контакте

Поддержите сайт: кликните

Поддержите проект

В поисках деревни Преображенская

Портал Smolmitino.ru начинает цикл статей о том, что происходило в нашей деревне во время великой отечественной войны (1941-1945)

Smolmitino.ru благодарит за выход этих публикаций людей, которые добыли для нас эти материалы, а также переводчика Павла Мыльникова. Спасибо! без вашей помощи у нас ничего бы не получилось.

Первый материал из цикла — статья из немецкой газеты начала 90х годов о немке, которая много лет безуспешно искала деревню Преображенская, не догадываясь о том, что со времен войны она могла сменить название.

Бывшая сестра германского отделения Красного Креста хочет помочь

Бедственное положение бывшего Советского Союза потрясло немцев и побудило их сердца раскрыться. Пожилые отщипывают крохи от своей пенсии, а дети жертвуют карманные деньги. Они тратят всё, чтобы сделать жизнь людей – с которыми у очень немногих из доноров есть связи – чуть более сносной. Маргот Рейман – исключение из правил. Она знает Россию с мрачных времён – со времён  войны. Она провела там 2 года, и её помощь должна была помочь деревне, в которой она прожила почти весь 1943-й год. Проблема госпожи Рейман в том, что она до сих пор не может отыскать «свою» деревню.

Деревня Митино. (Преображенкая) Усадьба Щербатовых.

Деревня Митино. (Преображенкая) Усадьба Щербатовых. В годы ВОВ — госпиталь для немецких солдат

 

Старая усадьба, пара крестьянских домишек – вот и вся Преображенская , которую 80-летняя женщина безуспешно пытается отыскать почти 2 года. «Я писала в Министерство иностранных дел, в посольство в Москве, в посольство России в Бонне, на радио и телевидение, однако никто не сумел помочь мне», – рассказывает полная энергии и предприимчивости пенсионерка, которая охотнее всего лично снабжала бы Приображенскую товарами. Почему же именно Приображенскую? «Потому что мы очень, очень тесно общались с жителями».

 

В начале 1942 года медсестра-доброволец Красного Креста стала военнообязанной – так сказать, в дом прилетела повестка о вызове на военную службу.  Помимо предписания несения службы в Африке, Маргот мучила униформа для тропиков – та была то мала, то велика. Однако будущее выглядело ещё более мрачным: Смоленск, восточный фронт. Первым пунктом после вводного курса стала деревня Куртино. «Там я должна была строить санаторий для солдат – посреди болота, – описывает Маргот свои обязанности. – Это называлось «отдых»: измотанным и обгоревшим на фронте солдатам на несколько дней предлагали кровать с соломенным тюфяком, горячую еду и возможность немного поспать».

 

Маргот Рейманн с коллегой и одной маленькой девочкой из деревни

Маргот Рейманн с коллегой и одной маленькой девочкой из деревни

Следующим пунктом – после отступления в начале 1943 года – стала деревня Преображенская на Днепре. «Усадьба, вероятно, раньше принадлежала поместным дворянам – когда мы приехали, она была в значительной степени разорена». Вместе с тремя коллегами она вновь разбила санаторий, «и мы с самого начала установили хорошие отношения с жителями деревни», которые работали в «доме Маргот» (на солдатском жаргоне) и худо-бедно продавали свой скупой урожай санаторию. «Дела шли так хорошо, что в августе (и это госпожа Рейман помнит совершенно точно) нас пригласили на одну из деревенских свадеб».

 

В октябре 1944 вернулась в Германию, а в начале последнего года войны Маргот даже удалось пробиться в Висбаден. «Затем я исполняла свои обязанности в Майнце до вторжения американцев, а после окончания войны вновь вернулась к работе, до 1949 года».

 

Идея помочь деревне пришла в голову пенсионерке ещё к началу первой волны благотворительных пожертвований. «Я немедленно начала собирать вещи, – рассказывает  госпожа Рейман о своих заботах, – одежду, постельное бельё, обувь». К собранному Маргот добавила и швейную машинку, а оставшееся в кузове пространство – «фургон подошёл как нельзя лучше» – забила бы продуктами. Если бы ей удалось отыскать нужное место.

 

В 1988 году она впервые после войны снова очутилась в СССР и попыталась получить информацию уже там – напрасно. Её усилия ни к чему не привели – хотя посольство Германии в Москве и обещало помочь. «Моя последняя надежда – Красный Крест. Наш министр Ханнелоре Рёньш вышла на связь с ними» – полагает активная пожилая дама.

 

Тем временем она опасается, что ужасы войны могли стереть с лица земли и деревушку, и усадьбу. Что же тогда? «Я работала и в других местах, которым тоже могу помочь».

Здесь статья заканчивается, однако мы можем добавить, что в начале 90х годов Маргот все-таки найдет деревню и приедет в гости, будет общаться с жителями и просить прощения за то, в чем, в-общем-то и не была виновата, за нападение Германии на Россию.

В следующем посте — фото деревни, жителей и (по всей видимости) немцев в деревне Преображенкая 1942-1943, сделанные Маргот Рейманн.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ…

3 комментариев к записи В поисках деревни Преображенская

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

This blog is kept spam free by WP-SpamFree.

Print This Post Print This Post